5, 16

06 марта 2017



5. Культурно-историческая психология Л.С. Выготского

Культурно-историческая теория развития психики Л. С. Выготского. Понятие о высших психических функциях

Фундаментальная теория происхождения и развития высших психических функций была разработана Львом Семеновичем Выготским (1896 — 1934). Опираясь на идеи сравнительной психологии, Л. С. Выготский начал свое исследование там, где сравнительная психология остановилась перед неразрешимым для нее вопросами: она не смогла объяснить феномен сознания человека. Фундаментальная идея Выготского — о социальном опосредовании психической деятельности человека. Орудием этого опосредования является, по мнению Выготского, знак (слово).

У человека есть 2 линии развития: 1) натуральная; 2) культурная (историческая).
Натуральная линия развития — это физическое, естественное развитие ребенка с момента рождения.
При появлении общения с окружающим миром возникает культурная линия развития.
1. НПФ — натуральные: ощущения, восприятие, детское мышление, непроизвольная память.
2. ВПФ — культурные, социальные; — результат исторического развития: абстрактное .мышление, речь, произвольная память, произвольное внимание, воображение.

ВПФ – сложные, прижизненно формирующиеся психические процессы, социальные по своему происхождению. Отличительными особенностями ВПФ являются их опосредованный характер и произвольность.

Применение знака, слова как специфически человеческого психического регулятора перестраивает все высшие психические функции человека. Механическая память становится логической, ассоциативное течение представлений – продуктивным мышлением и творческим воображением, импульсивные действия – действиями произвольными.

ВПФ возникли при помощи знака. Знак — орудие психической деятельности. Это искусственно созданный человеком стимул, средство для управления СВОИМ поведением и поведением других.

Знак, как чисто культурное средство возник и употребляется в культуре.

Выготский впервые перешел от утверждения о важности среды для развития к выявлению конкретного механизма влияния среды, который собственно и изменяет психику ребенка, приводя к появлению специфических для человека высших психических функций. Таким механизмом Выготский считал интериоризацию знаков — искусственно созданных человеком стимулов-средств, предназначенных для управления своим и чужим поведением.

Говоря о существовании натуральных и высших психических функций, Выготский приходит к выводу о том, что главное различие между ними состоит в уровне произвольности. Иными словами, в отличие от натуральных психических процессов, которые не поддаются регуляции со стороны человека, высшими психическими функциями люди могут сознательно управлять.

16. Методологические проблемы психологии в трудах ученых Ярославля: А.В. Карпова, В.В. Козлова, М.М. Кашапова В.А. Мазилова

В.А. Мазилов представил исследования в области разработки коммуникативной методологии психологии. Он подробно остановился на перманентном кризисе в психологии (одна из главных особенностей методологического самосознания психологов, сопровождающая их науку с момента ее официального рождения, состоит в перманентном ощущении кризиса. В качестве основных симптомов этого кризиса обычно указываются следующие: отсутствие единой, общеразделяемой теории; разобщенность на психологические «империи «, такие как когнитивизм, психоанализ, бихевиоризм и т.п., каждая из которых живет по своим собственным законам; отсутствие универсальных критериев добывания, верификации и адекватности знания; некумулятивность знания, объявление каждым новым психологическим направлением всей предшествующей ему психологии набором заблуждений и артефактов;), выделяя 3 уровня этого кризиса: локальный, основных парадигм и предметный, глубинный, связанным с ограниченным пониманием предмета психологии. Поэтому важнейшей проблемой современной психологии является выработка такого понимания предмета, которое бы позволило преодолеть кризис на глубинном уровне. В.А. Мазилов показал, что в психологии представлены на самом деле три разных предмета: декларируемый, рационализированный и реальный, которые плохо соотнесенены друг с другом. По его мнению, в настоящее время перед психологией стоит задача разработки теоретической модели, обеспечивающей интеграцию психологического знания, что выступает в качестве одной из наиболее актуальных методологических проблем современной психологической науки.

В.В. Козлов исследовал предмет интегративной психологии. Он подробно рассмотрел семь волн (базовых парадигм) в понимании предмета психологии: физиологическую, психоаналитическую, экзистенциально-гуманистическую, трансперсональную, коммуникативную и интегративную. Первые пять моделей являются базовыми. Цель шестой волны психологии –формирование универсальной языковой среды, в которой любая символика истолковывается однозначно независимо от парадигмы. Коммуникативная методология (по В.А Мазилову) предполагает кооперативное взаимодействие наук, школ и направлений в решении конкретных вопросов психологии и гуманитарных наук. Седьмая волна – интегрированная психология (В.В. Козлова) предполагает консолидацию множество областей, школ, направлений, уровней знаний человека в смысловом поле человека в смысловом поле психологии. Стратегия интегрированной психологии состоит в постижении природы человека через сопровождаемое критической рефлексией интегрирование, синтез различных традиций, подходов, диагностического и психотехнического инструментария, при сохранении их автономии в последующем развитии. Суть ее заключается в многоплоскостном, многомерном, многоуровневом, разновекторном анализе, создающем возможность качественно иного исследования, предполагающего включение в плоскость анализа аспектов множественности, диалогичности, многомерности психологического феномена. По мнению В.В. Козлова главная задача заключается в том, чтобы воссоеденить целостную ткань психической реальности и выстроить многомерную системно-синергетическую парадигму современной психологии.

Карпов А.В. Статья — Метасистемный подход к исследованию системогенетических закономерностей. Одной из очень значимых как в методологическом, так и в теоретическом отношении задач является раскрытие закономерностей логики развития самого системного подхода, а также того, как это развитие может содействовать разработке концепции системогенеза.

Сущность психики такова, что в его собственном содержании оказывается представленной и получает свое существование та метасистема, которая является по отношению к нему исходно «внешнеположенной» и в которую оно объективно включено. Подчеркнем, что речь идет именно об определенной форме этой объективной реальности, а не об ее онтологической представленности в психике. Причем, повторяем, чем более полным, адекватным и так сказать «глобальным» является такая представленность метасистемы в самом содержании психики, тем «лучше для нее самой» — тем выше адаптационные и все иные возможности психики.

Структурно- функциональная организация психики предполагает включенность метасистемного уровня в само ее содержание, в саму ее структуру. Метасистемный уровень обретает тем самым «интрасистемный» статус. Сама же метасистема, в качестве которой по отношению к психике выступает вся «внешнеположеная» ей объективная реальность, получает в содержании психики свое «удвоенное бытие», свое второе существование. Оно, разумеется, нетождественно онтологической представленности, а принимает качественно иные формы. Кардинальное отличие всех этих форм от «исходного бытия» метасистемы состоит в том, что они носят как бы противоположный по отношению к нему характер – имеют не материальную, а идеальную природу. Для их обозначения в психологии выработаны множество понятий: субъективная репрезентация, ментальная репрезентация, когнитивная схема, когнитивная карта, скрипт, образ мира, внутренний мир. Ментальное пространство и мн. др. И наоборот, сам метасистемный уровень в себе все эти важнейшие психологические образования и структуры, а понятие метасистемного уровня является родовым по отношению к каждому из них как видовому.

Зрелая, сформированная психика – благодаря именно сформированности метасистемного уровня – не только базируется на системных закономерностях, но и активно использует их в отношении себя как операционные средства. «Управлять собой» и регулировать себя (то есть – саморегулировать) можно лишь в том случае, если существует средство для экспликации и затем – использования тех закономерностей, на которых базируется организация психики. Такими закономерностями и являются специфически системные принципы организации психики, описанные выше. Они могут быть использованы как средства саморегуляции лишь благодаря сформированности метасистемного уровня. Следовательно, сам генезис систем со «встроенным» метасистемным уровнем – это не просто системогенез в его «классическом» понимании – как развитие системы. Он обязательно предполагает не только формирование системы как таковой, но и формирование способности системы использовать свои же собственные закономерности в качестве операционных средств саморегуляции – развитие системности как механизма этой регуляции. Именно этим отличается генезис систем со «встроенным» метасистемным уровнем от генезиса иных типов систем. Для его обозначения более адекватным, на наш взгляд, является не понятие системогенеза, а понятие метасистемогенеза. Таким образом, в заключение рассмотрения генетического аспекта можно сделать следующий основной вывод. По отношению к генезису систем со «встроенным» метасистемным уровнем традиционно описанные системогенетические закономерности в целом сохраняются и должны быть учтены при их исследовании. Вместе с тем, их учет, хотя, безусловно, необходим, но еще недостаточен для полного и адекватного понимания сути генезиса этих систем. Наряду с ними, возникают новые – качественно специфические закономерности развития, трансформируются принципы системогенеза, меняется сам тип их генезиса. Все это требует понимания развития такого рода систем уже не как системогенеза, а как метасистемогенеза

 


Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.